Четыре бойца 13 батальона, после возвращения с востока, попали в СИЗО

3 ноября Черниговщина встречала с Донбасса наш 13-й батальон территориальной обороны. Об этой радостной встрече рассказывали все СМИ, в том числе и «Гарт». Мужчин, которые столько продержались в настоящем аду, называли героями. И вот – 13-й снова у всех на устах. Но теперь четырех бойцов батальона уже называют… преступниками. И ребята, вместо того чтобы после 6 месяцев войны побыть дома с родными, попали в СИЗО.

gr_20.11.14_sizo

ОФИЦИАЛЬНО

На сайте военной прокуратуры Центрального региона Украины изложена такая версия событий:

«…В одной из воинских частей группа военнослужащих, призванных по мобилизации, находясь в нетрезвом состоянии и грубо нарушая военную дисциплину и Устав Вооруженных сил Украины, в споре с командиром и заместителем начальника штаба воинской части применили к ним физическое насилие, причинив телесные повреждения. Сейчас пострадавшие офицеры проходят лечение.

По результатам проведения первоочередных следственных действий установлено, что указанное криминальное правонарушение совершили 4 военнослужащих. Они задержаны по ст. 208 Уголовно-процессуального кодекса Украины, им уже сообщено о подозрении в совершении уголовного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 405 Уголовного кодекса Украины (угроза либо насилие относительно начальника, совершенные группой лиц, либо с применением оружия, либо в условиях военного состояния или в боевой обстановке, карается лишением свободы от 5 до 10 лет). По ходатайству военной прокуратуры суд избрал для подозреваемых меру пресечения в виде содержания под стражей».

ОДНОСЕЛЬЧАНЕ ЗА РЕБЯТ — ГОРОЙ

Случилось это 4 ноября в воинской части в Гончаровском. А все обвиняемые — из пгт Михайло-Коцюбинское Черниговского района. Это 27-летний Алексей Артюшенко, родные братья — 32-летний Евгений Косовец и 30-летний Александр Косовец, а также 30-летний Александр Кладкевич. В поселке не верят, что эти мужественные ребята, которые полгода защищали Родину, могли ни с того ни с сего избить офицеров. Разбираться, что и как произошло, — дело прокуратуры (лишь бы это делалось честно и прозрачно). Пока идет следствие, никаких подробностей ЧП не разглашают. Мы же выслушали жителей поселка, которые как один встали на защиту бойцов.

– Никто ничего негативного об этих ребятах сказать не может, — говорит заместитель директора по воспитательной работе М.-Коцюбинской гимназии Николай Шпак. – Они никогда не были замечены в драках или еще каких-то неприятностях. Напротив – были одними из лучших. Если поименно, то Алеша Артюшенко в свое время был первым в составе команды Юных инспекторов дорожного движения. На Саше Косовце держалась художественная самодеятельность его класса. Женя Косовец серьезно занимался футболом, играл и за сборную района. Саша Кладкевич вел кружок по брейк-дансу.

— На них всегда можно было положиться, — утверждает учитель допризывной подготовки юношей и классный руководитель Евгения Косовца и Александра Кладкевича Виктор Зеляк. — Сколько мы с ними в рамках школьной программы выезжали на стрельбы в Гонча-ривское – ни разу казусов не было. Вернувшись с востока, ребята сказали: «Виктор Андреевич, мы Вас не подвели. Спасибо Вам за науку, нам те знания там пригодились». Они честно и добросовестно выполнили свой долг.

Алексей Артюшенко служил вместе с Евгением Косовцем и Александром Кладкевичем в 3-м взводе 1-й роты территориальной обороны. Его жена Александра сейчас не находит себе места в Киеве (там молодожены жили до получения повестки, детей у них еще нет). А в Коцюбинском за него переживают родители и сестра.

– Леша всегда меня щадил, лишнего не рассказывал, — говорит мать, 56-летняя Антонина Андреевна. — Вот и сейчас молчит. Да я у него и не расспрашивала, потому что уверена в сыне на сто процентов. Верю ему безоговорочно. Он у нас настолько выдержанный, что в любой драке всегда разнимает. Он-защитник. У него даже имя такое (с древнегреческого Алекс — «защитник». — Авт.).

– Вспоминаю случай, когда брат меня просто поразил, – присоединяется к разговору сестра Алексея, 29-летняя Марина. — Однажды мы с ним были в кафе. Выходим, а нам навстречу — парень (неместный, приехал в гости из Чернигова). И без какой-либо причины – Леше в нос кулаком. Пошла кровь. Братнє то что сдачи не дал – даже ничего не сказал. Умылся. А у меня эмоции через край: «Почему ты не ответил?! Может, надо друзей позвать?» А он спокойно говорит: «Это того не стоит». И тут приходит тот наглец и падает перед Лешей на колени: «Прости, я был не прав, я не знал, что тебя здесь так уважают, ценят». Леша подал ему руку: «Вставай. Ну подумаешь – с кем не бывает».

Александр Кладкевич — рядовой, водитель автомашины. Разведен, у него два сына: 7-летний Артем и 6-летний Валентин.

– Все эти полгода мы жили от звонка до звонка, — говорит отец Александра, 56-летний Сергей Витальевич. — А когда не звонит (было такое, что и по неделе не звонил), то душа не на месте. Или, бывало, я ему звоню, а слышна стрельба. Саша говорит: «Папа, извини, началось!» – и бросает трубку…

ЖДАЛИ С ВОЙНЫ, ТЕПЕРЬ ЖДУТ ИЗ ТЮРЬМЫ

Братьям Косовцам повестки пришли одновременно, в апреле. Мать, 56-летняя Вера Васильевна, плакала за двумя:

– Мои парни никогда ни на кого не надеялись. Всего в жизни добились сами. Оба работали в Киеве автослесарями. Чтобы иметь копейку, из-под машин не вылезали. Их по локти в мазуте руки и не отмывались.

Когда сыновей призвали, Вера Васильевна осталась во главе «женского батальона». Евгения дома ждали жена Аня с двумя доченьками: 6-летней Нелей и 2-летней Соней, а Сашина жена Виктория еще была беременна.

– Я уходила в декретный отпуск, а Саша – на восток, — вспоминает 29-летняя Вика. – Рожала доченьку без него. Ждали папу в такой радостный ответственный день, да не дождались. И выписывались из роддома сами. Правда, после этого Саше удалось отпроситься, побыть с нами несколько дней. И только позже, на крестины, он приехал в законный отпуск.

Маргаритке уже четыре месяца. А папа не видит, как ребенок растет, каждый день меняется. И дочка его не знает. Саша наклоняется над коляской, а она в плач – чужой дядя.

У меня, кроме мужа и дочки, никого нет. Маму я похоронила 10 лет назад, отца – 2 года назад. Саша -это единственная моя поддержка. Днями молюсь, чтобы он живой-здоровый вернулся домой.

30-летняя Аня Косовец за своим Евгением тоже как за каменной стеной.

— Жизнь у нас была самая обычная: работа, ремонт. Все остановилось с приходом в апреле повестки. Тогда из поселка мобилизовали 23 мужчин. Наши попали в Десну и пробыли там 10 дней. На полигон их вывозили, может, раза три. Кое-как подготовили – и на восток. 9 мая этого года я запомню на всю жизнь. Весь поселок плакал, когда ребят отправляли в Луганскую область.

Во время страшного обстрела Женя и Леша Артюшенко вместе с комбатом спасали раненых, среди них – и нашего односельчанина Володю Брешинского. К сожалению, Володя не выжил. 29 августа его похоронили в поселке. А Жене с Лешей за их героизм дали несколько дней отдыха – в первых числах сентября. Вот и вышло «счастье из-за несчастья»: Женя смог повести Нелю в 1 класс.

По отрывкам фраз я поняла, что нашим парням пришлось выносить раненых, погибших, даже закапывать трупы врагов. С этим же надо потом жить… Два взвода, в котором служили наши мужчины, четыре с половиной месяца считались образцовыми. А сколько Женя с Сашей ремонтировали военной техники (автослесари же)… Значит, пока они были нужны, их использовали. А теперь по телевидению говорят: «Зарекомендовали себя с негативной стороны». А чем? Тем, что начали спрашивать, когда их батальон наконец отпустят домой. Но это волновало всех. Просто кто-то молчал, а наши озвучивали, не боялись. Два их взвода отправили домой на 10 дней раньше, чем остальных, с такой формулировкой: «Нуждаются в моральном и физическом восстановлении в первую очередь».

По приезду весь 13-й батальон собрали в Гончаровском. Теперь он имеет другое название и его могут снова отправить на Донбасс. 4 ноября я провожала Женю в часть. На прощание он сказал: «Ну что ж, под Дебальцево, так под Дебальцево. Поедем, куда отправят». Вдруг на следующий день вечером позвонил: «Была драка. Нас задержали. Телефон будет выключен». У меня и дар речи пропал.

— Даже если ребята и участвовали в драке, это – переутомление, накопление эмоций, — убежден Виктор Зеляк. — Только подумайте, как они служили: лето, жара — а у них нет воды. Пришли холода – а у бойцов ни буржуек, ни теплой одежды. Еще и постоянные обстрелы. Какая психика такое выдержит?! Разговаривая с ребятами после их приезда, я заметил: где-то какой-то шорох -и они вздрагивают. По-нормальному надо было бы так: приехали бойцы, сдали оружие, побыли с семьями, отдохнули, а тогда уже и в часть — продолжать службу. А то не успели побыть дома – езжайте в Гончаровское. Я считаю, что виновато государство, которое до сих пор не может привести в порядок все, что связано с мобилизацией.

— 7 ноября состоялся суд. Должны были избрать меру пресечения для наших мужчин, — рассказывает дальше Анна Косовец, — Но, поскольку адвокаты обнаружили неправомерность в их задержании (задержали ребят не в тот день, когда произошла драка, а 5-го вечером, еще и предъявили им обвинение без адвокатов), было решено всех четверых отпустить. Они побыли вечер дома. А назавтра их вызвали в часть. В понедельник, 10-го, – снова заседание Деснянского суда, на котором избрали для ребят меру пресечения — СИЗО. Будто это убийцы или злостные рецидивисты!

Сразу же адвокаты каждого из ребят подали на это решение апелляции. Пока ждали постановлений апелляционного суда, Александра Кладкевича родным удалось освободить под залог (24 тысячи гривен собирали по родственникам). Что касается Александра Косовца и Алексея Артюшенко, то апелляционный суд упразднил постановление Деснянского суда, потому что его заседание было проведено с нарушением процедуры. Поэтому их снова ждет суд по избранию меры пресечения.

— В выходные Саша был дома. Старался ежеминутно быть с дочерью. Привыкал к ней. Я с трудом уговорила, чтобы взял ее на руки. Первый раз так боялся, даже руки дрожали, — грустно улыбается Вика. — В воскресенье муж опять вернулся в часть.

Там же сейчас и Кладкевич с Артюшенко. В среду, пока верстался этот номер, суд решал судьбу Евгения. Скорее всего, он тоже выйдет из СИЗО и поедет в Гончаровское. А дочери так соскучились по папе!

gr_20.11.14_sizo_01

– Девочки все у нас спрашивают: «А папа что, снова на войне?» Так и хочется ответить: «На войне, детки. Вот только с кем теперь он воюет?..» — с трудом говорит Вера Васильевна. — После той, донбасской, войны у сыновей глаза уже не те. Да и у нас с девочками полгода выпало из жизни. Ждали звонка или СМС. И представляете, среди фотографий, которые ребята отправляли по телефону, – снимки заката, радуги, облачного неба. В том аду они еще замечали то солнце, те тучки! А дома небо для них и для нас так затянуло тучами, что и лучика не видно!..

http://pik.cn.ua/12914/chetyre-boytsa-13-batalona-posle-vozvrashcheniya-s-vostoka-popali-v-sizo/


Поділитись:
Comments:

4 thoughts on “Четыре бойца 13 батальона, после возвращения с востока, попали в СИЗО

  1. Саня

    херои)))))))) а что они тогда творили на Донбассе? кто то тут со мной спорился, где вы? а этих тварей расстрелять.

    0
  2. Ніжинець

    За бійку розстріляти? саня ти дебіл.

    0
  3. Саня

    Ніжинець, ты видел что эти мрази творили на Донбассе?

    1
  4. Саня

    Я бачив,паганого нечого..

    0

Напишіть відгук

Можна використовувати XHTML теґи та атрибути:

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong> 

Current ye@r *